ремонт лобового стекла

Куда дует Гинзбург?

  8:36   02-08-2007

… И загадка останется вечной,
Не помогут ученые лбы:
Если знаем — ничтожно слабы,
Если верим — сильны бесконечно.
А. Макаревич.

 

Над страной сгущаются тучи мракобесия. Нынешнему политически не подкованному обывателю сразу и не разобрать, что творится и из-за чего сыр-бор: то ли поднимает патлатую голову недобитая гапоновщина, то ли бряцает страшными трещотками очередной всемирный заговор… однако чувствительная к таким вещам культурная общественность уже в шоке — она вообще редко выходит из шока, это ее нормальное состояние, вроде как симптом интеллигентности.

В нашем мире никогда и ничего не делается просто так. И кирпичи без причины на голову не падают, и уж тем более мнения из ниоткуда не возникают. Появившееся 22 июля обращение десяти научных авторитетов к президенту Владимиру Путину — весьма убедительное тому свидетельство.

В самом деле, с какого бы, казалось, перепугу уважаемым в определенных кругах светилам — Абелеву, Александрову, Алфёрову, Баркову, Воробьеву, Гинзбургу, Инге-Вечтомову, Круглякову, Садовскому и Черепащуку — вдруг приспичило нанести сплоченный удар по «пилатчине»? Неужто и впрямь сподобились-таки отцы-академики озаботиться идейной незамутненностью мозгов подрастающего поколения? Или, быть может, перспектива наличия в школьной программе «Основ православной культуры» освещает их мудрые морщинистые лица отблесками инквизиторских костров?..

Если верить объяснению одного из «подписантов», Виталия Гинзбурга, правдоборцев всполошили решения XI Всемирного русского народного собора, выступившего за расширение практики преподавания в школах вышеупомянутых «Основ…»: «Это ставит в неравное положение другие конфессии. В Конституции России провозглашены светский характер государства и принцип отделения церкви от системы государственного образования. Верить или не верить в Бога — дело совести и убеждения отдельного человека. Мы не ставим своей целью борьбу с религией, но мы не можем оставаться равнодушными, когда предпринимаются попытки подвергнуть сомнению научные знания или подменить их верой. На каком основании теологию, совокупность религиозных догм, следует причислять к научным дисциплинам? Еще раз говорю: любая наука оперирует фактами, логикой, доказательствами, но отнюдь не верой. Церковь не должна вмешиваться в образовательный процесс».

Как говорится, Остапа понесло… Читаю эти слова и, честное слово, прямо слеза наворачивается: ну до чего же красиво и связно спел почтенный нобелевский лауреат. Тут вам и про религиозную дискриминацию, и про светский характер, и про совесть, и про теологию, и даже про «подменить их верой»… Вроде бы, с одной стороны, ничего не упущено. Но вот с другой… давайте-ка вслушаемся в этот поток научного сознания повнимательнее. Начнем с «неравного положения» и «светского характера». Это, пожалуй, единственное, с чем готов согласиться даже я. Но разве этот пункт настолько проблематичен, что его нельзя решить полюбовно? Особенно если б за решение его взялся такой гигант мысли, как Виталий Лазаревич (поскольку цитировал я выше именно его, то и склонять буду его персонально)…

Позволю себе напомнить: речь идет о культурологической дисциплине под названием «Основы православной культуры», без которой (в чем я твердо убежден) невозможно полноценное преподавание русской истории, истории русской литературы, истории развития русской философской мысли, истории русского изобразительного искусства и еще много чего. Господа, кто-нибудь из вас представляет себе русскую литературу без Дарьи Донцовой?.. Уверен, что никто. А без «Слова о законе и благодати» митрополита Иллариона?.. Уверен, каждый второй включая самих академиков. Так давайте определимся, какой литературе вы бы хотели учить ваших детей?.. Я вам не скажу за всю систему, но вот в соответствующих гуманитарных вузах «Слово…» входит в обязательную программу еще с советских атеистических времен, равно как и «История религии», и как-то никому еще пищать в связи с этим о принудительной клерикализации общества в голову не взбрело. Следуя же логике отдельных осиянных нобелевской славой граждан, мы должны поганой, простите, метлой вымести из учебников всю древнерусскую литературу. А из философии — Бердяева с Флоренским и Соловьевым. А из живописи — Иванова с Нестеровым. И храмы снести. И не только их. Давайте, в конце концов, будем последовательными и отделим гуманитарные науки от государства на том лишь основании, что они, в отличие от физики с биологией, не всегда оперируют фактами и таки грешат верой…

А теперь решим практическую задачку. Помните скандальную историйку про девочку, удумавшую с папиной подачи судиться с Министерством образования из-за того, что последнее насаждает в ее неокрепшем, но глубоко религиозном сознании дарвинову теорию эволюции видов? Сопоставьте тот скандал с нынешним и попробуйте отыскать десять отличий.

Ведь не к несведущим пишем, но к довольно насытившимся сладости книжной, не к враждующим с Богом иноверным, но к самим сынам Его…
Слово о законе и благодати

Я не верю в то, что ученые такого масштаба не понимают простой вещи: вера не «подменяет» и не «подвергает сомнению» научные знания — она их вполне органично дополняет и совершенствует. Да и сами слова о том, что наука-де оперирует фактами, являют собой очень большое допущение. Это пятьсот лет назад наука оперировала фактами, теперь же она оперирует в основном гипотезами и по-прежнему не в состоянии дать исчерпывающие объяснения простым, но основополагающим вещам. Но разве это повод для отрицания веры? Много ли сирых да убогих спасли ютящиеся в персональных дачах труженики науки? Многих ли заблудших наставили на путь истинный в столицах своих и академгородках? Многим ли вернули надежду?.. И куда направит свои стопы утративший надежду — в храм или в Академию наук? Ко всему прочему, я сильно сомневаюсь, что новобранец, оказавшийся под шквальным огнем противника, будет шептать не «Отче наш», а первый закон термодинамики. Блаженны нищие духом…

Впрочем, это уже, так сказать лирика. Вернемся к нашим баранам. Чем же, в конце концов собираются «травить» невинных чад в школьных классах? Судя по словам Гинзбурга, в школу явится безжалостный поп с кадилом и без разговору всех крестит. И ничего удивительного — именно так большинство дискутирующих и считает, поскольку вместо «Основ православной культуры» отчего-то употребляют невесть откуда вынутый замшелый термин «Закон Божий». Епископ Егорьевский Марк оказался одним из немногих, кто счел нужным в интервью ИТАР-ТАСС дать по этому поводу хоть какие-то здравые разъяснения: «Речь идет лишь о культурологическом предмете — “Основах православной культуры”, которые дают представление о том, чем является Россия, каковы ее духовные основы, чем объясняется несокрушимость духа русского народа, одержавшего победу во время татаро-монгольского нашествия на Куликовом поле, что помогло им сохранить целостность государства во время смутного периода». Да и теологию, напомнил епископ, в престижном Оксфорде изучают гораздо плотнее, чем экономику. А также в Кембридже и университетах Германии и Бельгии.

«Я не верю в Б-га, я атеист. — вздыхал господин Гинзбург в телефонной беседе с корреспондентом одного специфического электронного издания. — Однако атеист я не воинствующий, я не призываю бороться с религией, я призываю заниматься наукой и просвещением» В этих его словах нетрудно усмотреть принципиальную разницу между подходом с позиций знаний и подходом с позиций веры: покуда поборники чистого знания призывают, поборники веры — занимаются. Думается мне, что и сам Виталий Лазаревич, перечитав сказанное им на трезвую, так сказать, голову, без труда увидит в своих речах отсутствие всякой логики. А если еще и хорошенько подумает, то поймет, что школа и школьное образование с некоторых пор перестала играть кардинально важную роль в формировании разносторонней личности. Неврастеничных учителок, не стремящихся горбатиться за грошовое жалованье, потеснили Интернет с Голливудом. Так может быть, академику было бы целесообразнее не потрясать нобелевским авторитетом против тех, кто пытается сохранить остатки культурного и национального самосознания, а указать президенту, скажем, на гей-парады, на свободно распространяемую на Новом Арбате антисемитскую парапублицистику, на ночную телепорнуху, на растущее поголовье бритоголовых, на проводимую «Единой Россией» принудительную «партизацию» медицинских и педагогических коллективов и прочие маленькие радости нашей сугубо светской, лишенной духовной составляющей жизни?..

Повторюсь: в нашем мире никогда и ничего не делается просто так — и кирпичи без причины на голову не падают, и уж тем более мнения из ниоткуда не возникают. Не думаю, что академики решили своим обращением затмить лавры Сахарова и заработать себе статус пылких правозащитников. Почему же появилось это обращение и почему высосанная из пальца и искусственно раздутая угроза «клерикализации» так взволновала академические сердца?.. Как-то сама собой приходит в голову мысль о наличии в поступке десяти ученых некоего конкретного политического заказа, ибо дыма без огня не бывает, а любой ветер всегда имеет направление. Куда дует поднятый академиками ветер и станет ли он бурей, нам еще только предстоит разобраться.

 

 


В оренбургском театре Драмы начались репетиции спектакля по повести Василия Шукшина «До третьих петухов». Режиссер-постановщик — художественный руководитель театра народный артист России, лауреат Государственной премии России Рифкат Исрафилов.Актёр Олег Белов: «Меня поразило то, насколько эта сказка современна, словно написана вчера, и второе: если не бояться высоких слов, то понятие Родина, в каком-то особом, до боли в сердце, смысле, мне от...

03.10.2007 Эмма Руо была юной мещанкой, воспитанной в самых честных правилах. Она обожала романтику, о которой кое-что прочла в книжках, а остальное нафантазировала: пылкая страсть, темные скалы, ветер в волосах, неистовство, признания в любви, жизнь, полная азарта, безумств и неги.Пылкая, опьяненная, завороженная своей ролью, добровольно заимствованной из романов, она не замечала, что жизнь ее стремительно несется к катастр...

СПб.: Лимбус пресс, 2007 Петербургскому писателю Илье Бояшову в России с критикой повезло: первый его большой роман "Армада" (о том, как русский флот отправился завоевывать Америку и вдруг оказался затерян в бескрайнем океане) был признан "новой русской антиутопией", а второй большой роман "Путь Мури" (о боснийском коте, который проходит всю Европу в поисках хозяев) получил премию "Национальный бестселлер" и до сих пор в большинстве кн...