«Я пишущий врач»

  21:30   11-09-2007



На многочисленных встречах с читателями Олег Маслов, определяя себя, обычно говорит: «Я пишущий врач». И даже когда он отошел от врачебной практики, эта формула не подверглась трансформации. Поэтому юбилейный очерк автор решил построить именно под таким углом зрения.

За более чем сорокалетнее общение мне не раз доводилось писать о моем старшем товарище, но сегодня случай особый: три четверти века отстучало на персональных жизненных часах человека, чьи седины чисты, как горный снег швейцарских Альп, где он совсем недавно побывал в очередном своем путешествии. Ибо по натуре Олег Константинович именно странник, очарованный Бытием. Он ведь и в Израиле оказался не просто потому, что там живут две его дочери. Маслова влекла жажда посмотреть новый мир, разобраться в нем с кропотливостью хирурга и вдохновением поэта. Теперешнее время позволяет эту роскошь.

Вспоминается август 2005 года, когда Маслов завершал многочисленные хлопоты по приготовлению своего переезда, навещал коллег по работе и памятные для него места. В один из таких дней он посетил и мою дачу возле полноводной Зеи. Мы фотографировались на берегу реки, жарили шашлыки, закусывали сочным амурским арбузом, так любимым Олегом в пору огородного изобилия. Не верилось, что впереди неминуемое расставание. Однако прагматизм действительности напоминал о себе горчинкой грусти. Договорились не забывать друг друга, вести переписку, перезваниваться по важным вопросам. Так все и случилось. И уже почти два года, как ветры разлуки дуют в приречные камышинки... В канун юбилея товарища я достал несколько магнитофонных кассет с записями наших бесед в различные поры амурского периода жизни Олега. Положил на стол все его книги, подаренные мне с теплыми памятными надписями, перелистал, а кое-что вновь перечитал. Многое вспомнилось, да не все встало в строку - роман писать пришлось бы... Приглашаю и вас послушать неспешную речь мудрого человека.

- Олег, уже четыре поколения вашей семьи служат делу врачевания. Не с неба же все это упало. Давай обратимся к истокам.

- Медицинская линия началась с моего отца Константина Ивановича. Он после окончания школы в 1926 году поехал в Иркутск, поступил на медицинский факультет университета и в 1930 году его окончил. В те времена в Амурской области развивалась угольная промышленность. Была построена Кивда как кочегарка для Транссиба - шахтерский поселок, там больницы никакой не существовало, и вот его направили туда. Он начал с врачебного пункта, а затем построил больницу, стал главным врачом и хирургом, лечил больных. По тем временам отец был авторитетным хирургом и делал там довольно большие операции.

В 1949 году я окончил среднюю школу. К тому времени у меня отчетливо проявилось влечение к литературе. Будучи учеником десятого класса, я уже опубликовал стихотворение в областной газете «Амурская правда», и все мои мысли были о том, чтобы податься на какой-то гуманитарный факультет по литературной части. Но учителем я быть не хотел и в пединститут не желал поступать. А для того чтобы поступить в университет, у меня не хватало иностранного языка.

А так как я вырос в семье медиков, то поехал в Хабаровск сдавать экзамены в медицинский институт. Вначале без особого желания: сдам так сдам. Но поскольку нас хорошо учили в школе, то, не заглядывая ни в один учебник, я на «пятерки» сдал все экзамены и стал там учиться. Ну а потом я уже себя и не мыслил вне врачебной профессии.

В то время как раз наметилось в медицине появление новой ее отрасли - анестезиологии. Я прошел первичную подготовку в одной из клиник Ленинграда. И когда для меня стал ребром вопрос кем быть: либо хирургом, либо анестезиологом - я пошел в анестезиологию. Требовалось еще набраться знаний и умений, чтобы по-настоящему начинать новое дело. Как раз к тому времени вышла книга профессора Жорова «Общее обезболивание в хирургии». И мы с главным врачом Мариной Васильевной Кошелевой отважились и написали письмо профессору Жорову с просьбой принять меня на учебу. Он ответил очень быстро, что согласен, но жилье я должен подыскать себе сам. Благо в Москве у меня были друзья, и один из них, с которым мы познакомились в Хабаровске, актер Лев Круглый уступил мне свой диван в коммунальной квартире. Без друга ничего бы не вышло. Я ему очень благодарен, сейчас он живет в Париже, мы переписываемся с ним и продолжаем нашу дружбу.

Пройдя солидную подготовку в течение полугода, я вернулся в Благовещенск. Здесь было организовано анестезиологическое отделение, объединенное с операционным. Потом я получил предложение перейти на кафедру хирургии в Благовещенский медицинский институт. Я возглавил там курс анестезиологии. Нашел себе тему для научной работы. Оформил ее как кандидатскую диссертацию в 1969 году. Защитить ее можно было на два года раньше, но тогда к нам приехал Ярослав Петрович Кулик, и мы занялись сердечной хирургией, я тоже впрягся туда. После защиты были все перспективы перейти к докторской диссертации.

- Неужели в такой круговерти событий ты еще находил время для литературного творчества?

- В то время было физически не до стихов. Но когда защитил диссертацию, к поэзии потянуло с новой силой. И тут встала дилемма: то ли заняться стихотворством всерьез, то ли опять отложить все это дело и заняться докторской. Я как-то не мог сочетать и то и другое, потому что все это для меня было творчеством, и быть одновременно в двух творческих сферах не получалось. А тут как раз приехал Леонид Завальнюк, ныне известный поэт, он каждый год приезжал к нам в Благовещенск. Он предложил издать книжку моих стихов. Первая книжка потянула за собой другие. И я сознательно отложил докторскую диссертацию и занялся стихотворством.

- У тебя была замечательная Муза - твоя супруга Нелли Яковлевна.

- Неля Розенфельд в 1960 году окончила Хабаровский мединститут и после ординатуры приехала в Благовещенск ассистентом на курс фтизиатрии БГМИ, который она потом и возглавила. Здесь и свела нас судьба. Долгое время Нелли Яковлевна была главным фтизиатром облздрава, стала заслуженным врачом РФ. Она возобновила движение «Белые ромашки», которое еще в девятнадцатом веке было. Это борьба с детским туберкулезом. К глубокому сожалению, в 2000 году она ушла из жизни. В октябре следующего года состоялась областная конференция, посвященная 70-летию фтизиатрической службы области и образованию противотуберкулезного диспансера, в канун которой вышли ее труды. Перед началом конференции была открыта мемориальная доска в честь Нелли Яковлевны на здании противотуберкулезного областного диспансера.

- Как развивается врачебная стезя твоей семьи? Имея такие примеры, трудно было бы предположить иное.

- У меня три дочери. Старшая, Марина, живет в Москве, она кандидат медицинских наук, акушер-гинеколог. Дочь ее Яна окончила второй Московский мединститут. Две другие дочери выпускницы Благовещенского мединститута. Юля, так сложились обстоятельства, первой уехала в Израиль, подтвердила там свой диплом, прошла интернатуру и стала офтальмологом. Вслед за ней, после защиты кандидатской диссертации на кафедре госпитальной терапии, отправилась на землю обетованную младшая дочь Ира.

В семье медиков свой особый уклад жизни. Дело в том, что я вырос в хирургической среде. А хирургия отличается от других специальностей тем, что она самая неспокойная. Это регулярные дежурства, постоянный риск в отношении больного, который мы всегда тяжело переносим. Но с другой стороны, это результативная специальность. Профессия накладывает отпечаток на врача. Нас мало беспокоило, что находится у нас в холодильнике, что надеть и прочее. Всегда на первый план выходила работа, потому что именно там решаются вопросы жизни и смерти. Это как на фронте в бой идти.

- Ты давно вступил в возраст мудрости, когда человек все видит и все понимает. Оставив медицину и сосредоточившись на литературном творчестве, какие горизонты ты провидишь здесь?

- У меня сложился цикл «Стихи о моей профессии», который время от времени пополняется. Вообще, стихотворная лирика - это как подарок от Бога, недаром классики русской поэзии приравнивали по-настоящему выстраданное и выношенное стихотворение к молитве. В последние годы, когда я всерьез взялся за прозу, возник подобный цикл рассказов «Точка опоры», которые были опубликованы в разных изданиях. Потом я написал серию мемуаров из восьми очерков под названием «Как это начиналось» о том, как зарождались в Амурской области современные анестезиология, реаниматология и интенсивная терапия. С удовольствием работаю над воспоминаниями о своих встречах с известными русскими литераторами - Александром Брянским (Сашей Красным), Николаем Задорновым, Всеволодом Сысоевым, Степаном Смоляковым и другими, кто так или иначе повлиял на мое развитие как литератора.

Довольно долго писал пьесу, в центре которой известный российский медик Федор Петрович Гааз. Это врач первой половины 19-го столетия. Федор Петрович понял, что его призвание - лечить обездоленных. Постепенно он растратил на благотворительность все свои деньги, и хоронили Гааза за счет полицейского ведомства. Ему поставлены в Москве два памятника, и на одном из них высечены слова, девиз его жизни: «Торопитесь делать добро».

- Можно сказать, что это и твоим девизом является?

- Конечно! И врач, и литератор по большому счету всей силой своей доброты борются с людской болью - физической и душевной. Раздумья об этом продиктовали однажды мне такие строки:

Чтоб не играть в земной юдоли
На склоне лет страдальца роль,
Один удел - привыкнуть к боли
И не считать ее за боль.
Что ж, со своей смириться надо,
Но сохрани судьба - с чужой;
Одна-то и была отрада,
Что каждый день вступал с ней в бой,
И счастлив был, когда людские
Страданья таяли в тиши.
Страшна не боль - анестезия
Для человеческой души.

Завтра Олегу Маслову исполнится 75 лет. Этот день он встретит на родной русской земле в подмосковном Доме творчества Союза писателей России Переделкино. Конечно, жалко, что не на амурских берегах. Но так решили он сам и его потомки. Издалека поздравляю патриарха амурской литературы с возведением в ранг прадедушки, с появлением на Земле Обетованной и новой книги стихотворений и рассказов «Из века в век», и нового внука, которому дали имя Лиор. Как пояснил мне при последнем телефонном разговоре Олег Константинович, на иврите «ор» означает «свет», а «ли» - понятие «мой», «мне». Значит, по-русски это можно понять как «свет мой ясный». Ну что ж, красиво и поэтично. Возможно, когда-то внук станет не только врачом, но и наследует дедушкин талант поэта. Поживем - увидим.

С юбилеем, Олег!





Игорь ИГНАТЕНКО.

Выставка торги В Лондоне началась неделя современного искусства. Среди полусотни событий недели -- аукционов, галерейных и музейных экспозиций -- выставка русского искусства второй половины ХХ века в аукционном доме MacDougalls. На ней побывала ТАТЬЯНА Ъ-МАРКИНА. На афише к выставке -- карта московского метро, где вместо станций написаны имена художников русского андерграунда. На самой выставке -- чуть ли не сотня картин русских нонк...

Ведущим 80-й юбилейной церемонии вручения премии Американской киноакадемии «Оскар» в 2008 году станет американский политический сатирик Джон Стюарт, ведущий телевизионной программы «The Daily Show» на телеканале Comedy Central, предлагающей юмористическую аналитику событий, происходящих в мире…